О вере в Духа Святого и в Церковь. Продолжение цикла бесед о Символе веры с митрополитом Марком

.

В лектории Иоанно-Кронштадтского храма города Рязани с 2016 года проходят беседы о жизни Церкви, вопросах богословия, истории и других темах. Глава Рязанской митрополии, владыка Марк, последние свои встречи в рамках лектория посвятил Символу веры — пониманию и детальному осмыслению главного вероучительного текста православных христиан. Предлагаем Вашему вниманию четвертую из бесед, состоявшуюся в январе 2017 года.

«И в Духа Святаго, Господа, Животворящего, иже от Отца исходящего…»

«В Символе веры говорится о том, во что мы верим, — подчеркнул Владыка. — Сначала — о том, что мы верим в Бога-Отца, затем — о вере во второе Лицо Святой Троицы, Иисуса Христа». «И в Духа Святаго»…

«А кто знает, как слово «Дух» звучит по-гречески? — спросил митрополит. — Само слово «Дух», «душа» происходит от слова «дышать». Оригинальное греческое слово «пневма» (πνεύμα) имеет весьма широкий спектр значений: это и дыхание, и дух, и душа, и даже ветер. А на еврейском «дух» звучит как «руах». Иногда эти слова употребляются в Священном Писании в разных смыслах: как «ветер» или «дыхание».

«Но читая текст Символа веры, мы не можем говорить о том, что здесь имеют место такие значения, потому что следом за словом «Дух» говорится «Святой». Мы говорим о том, что верим в Духа Святого. Но и это еще не все: следом употреблено слово «Господа».

Какой смысл имеют три эти слова? Постоянная участница лектория Татьяна пояснила, что в данном члене Символа веры имеется в виду «Бог как Лицо Святой Троицы».

«Да, — подтвердил Владыка, — речь здесь идет не просто о каком-то ветре или безличном, пусть и освященном, Духе. Произнося слово «Господь», мы подразумеваем, что говорим о Лице. Хотя для обозначения Лиц Святой Троицы употребляется особое слово — «ипостась». От греческого «ύπόστασις» — осадок, проявление, выявление, основание, сущность».

Каждый человек – это не только тело, душа. Каждый человек – это личность, сотворенная Богом. То есть о человеке, как индивидуальности, мы говорим — «личность». А о Боге – «ипостась». «Одна природа и три ипостаси, или лица…

И говоря о Святом Духе, Господе, мы свидетельствуем, что это Лицо Святой Троицы. То есть слово за словом, постепенно, вырисовывается все большая и большая определенность того, во что мы верим. Так, дальше, после уже упомянутых слов, следует еще одно понятие — Животворящий».

Владыка предложил аудитории выдвинуть свои версии значения этого слова.

«Творящий жизнь», — прозвучало из зала. «Верно, — согласился Владыка. — Дух – это не ветер, не какая-то особая душа. Это то, что дает, творит жизнь. А какие ассоциации у вас возникают со словами «Святой Дух» и «Животворящий»?»

Слушатели предложили слово «рождение». Один напомнил о том, «что схождение Святого Духа на апостолов мы называем Днем рождения Церкви. А через Церковь, через Христа, мы получаем жизнь вечную».

Митрополит Марк похвалил участника за столь подробный ответ и предложил вспомнить образы, связанные в нашем сознании «с замечательным праздником Пятидесятницы, когда в храмах постилается трава, ставятся березки…»

«Рисуя в уме этот образ, можно пойти дальше и попытаться представить себе эпоху мироздания, когда все вокруг было сухим и безжизненным. И вдруг, однажды, было оживотворено Духом, и стало совершенно другим — всюду начали распускаться и благоухать цветы, произрастать травы и самые разные растения. Эту удивительную тайну жизни изучают биологи, но так и не могут до конца постигнуть…»

«Когда мы говорим о Духе, то вспоминаем о Пятидесятнице, потому что апостолы после получения Святого Духа стали совершенно другими. Прежде они были боязливыми, даже трусливыми, маловерными. А после сошествия на них Духа совершенно изменились, какая-то особая жизнь вошла в них, они сделались мужественными и дерзновенными. Это был решающий, переломный момент в их жизни — они стали исповедниками, мучениками, бесстрашными свидетелями жизни во Христе».

***

«Иже от Отца исходящего»

Что означает это выражение? Зачем нам знать, что Дух исходит именно от Отца? Активная слушательница Татьяна ответила, что «сам Иисус Христос говорил, что через Него сойдет Дух Утешитель, от Отца через Сына».

Но с этим утверждением оказались согласны не все. Слушатель Вадим высказал мнение, что Дух Святой не может исходить через Иисуса Христа, что Он может исходить только от Отца. А Дмитрий уточнил, что в словах «Иже от Отца исходящего» «формулируется ипостасное свойство Духа Святого: то есть дается понять, что Дух Святой — равночестный, равнозначный Господь», и что «в Евангелии есть упоминание, что Святой Дух исходит от Отца». Иисус Христос говорит Своим ученикам: «И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя». То есть Сам Спаситель явно говорит о том, что Святой Дух исходит от Отца.

Однако Владыка заметил, что у святых отцов есть выражение «διά τού Υίού», то есть «через Сына». Как же нужно воспринимать это выражение? «Есть единственное свойство, которое отличает Духа Святого от Отца и Сына — это то, что Святой Дух исходит», — констатировала одна из «умниц». Другая уточнила, что Католическая Церковь учит, что Дух Святой исходит и от Отца, и от Сына. «Мы верим, что Святой Дух исходит только от Отца».

«Нам нужно понимать самые главные понятия: «творить», «рождать» и «исходить», — поделился своими мыслями активный слушатель по имени Александр. — Причем значение слова «творить» тоже можно разделить на две части. По-еврейски есть два понятия: «бара» — творить из ничего, это слово употребляется, что важно, в самом начале книги Бытия, и «аса» — делать, творить то, что обычно делает человек из уже существующего, тварного материала. «Филиокве» — это фундаментальное отличие Католичества от Православия, — продолжил Александр. — Дословно «filioque» переводится «и от Сына». То есть Дух Святой, по мнению католических богословов, исходит и от Отца, и от Сына, в то время как в Православии признается исхождение Святого Духа только от Отца». Это различие, заключил Александр, разорвало христианский мир на две части, стало причиной грандиозного разрыва Католичества и Православия.

Владыка констатировал, что ему остается только одно — тут же подарить Александру книжку «за блестящие познания»!

«Действительно, «филиокве» переводится как «и от Сына», — продолжил архипастырь. — Когда мы говорим о взаимоотношениях в Святой Троице, то затрагиваем трудную и таинственную тему, разъяснения которой можем почерпнуть в Священном Писании и у святых отцов: Григория Богослова, Василия Великого и других. Они учат, что Дух Святой исходит от Отца и не исходит от Сына. В некоторых случаях у отцов есть выражение: «Бог Святой Дух исходит через Сына».

К слову Александр процитировал преподавателей, которые завещают своим студентам-теологам: «Если вы постигли Святую Троицу — вам пора на исповедь, ведь до конца постигнуть Святую Троицу невозможно!»

Владыка Марк согласился, что рассуждения о таком тонком предмете должны совершаться с благоговейным трепетом. При этом он привел свидетельства древних историков о том, что в IV-V веке о Троице и Ее свойствах спорили на рынках, площадях и в банях. Это была самая «горячая» тема того времени.

«Возвращаясь же к нашей дискуссии, надо сказать, что человек, использующий выражение «через Сына», не погрешает и не отказывается от Православного учения. Ведь после Боговоплощения мы имеем возможность получать полноту Духа Святого через Сына, через соединение со Христом в таинствах Крещения и Евхаристии. Дух Святой сошел через подвиг Иисуса Христа, через Его Крестную смерть, Воскресение и Вознесение, поэтому мы можем говорить, что Святой Дух приходит в мир через Сына. А с точки зрения свойств Святой Троицы, Святой Дух исходит только от Отца, но не от Сына».

***

Так в чем же разница между верой католиков и православных? В чем смысл этой богословской тонкости, которую, может быть, и не все понимали? В чем ее значение для Церкви, для духовной жизни? Одна из слушательниц предположила, что особой разницы между верой католиков и православных «для простого человека нет». Однако большинство присутствующих с этим не согласились.

«Если Дух Святой исходит не только от Отца, но и от Сына, как считают католики, то нарушаются свойства Божии, и у Сына становится больше свойств, нарушается равновесие», — включился в обсуждение слушатель Вадим.

«Так ради чего страдали святые отцы, ради чего проливали свою кровь, отстаивая истину? – обратился Владыка к собравшимся. — Это должно быть что-то фундаментальное, значимое, ведь для святых отцов была важна каждая деталь, каждая запятая в осмыслении Священного Писания».

«В начале февраля Церковью установлено празднование памяти Марка Эфесского — святого, боровшегося с католическим искажением истины. Именно святителя Марка позвали на Флорентийский собор, главной целью которого было вовлечь православных в унию с католичеством. Когда закончился собор, папа спросил: «А подписал ли Марк Эфесский документы об унии?» Ему ответили, что нет, и папа воскликнул: «Тогда мы ничего не достигли!..» Марк Эфесский не согласился на унию, называя католиков еретиками. Богословы, историки, исследуя жизнь Церкви, утверждают, что фактически любое изменение в вере вносит изменения и в духовную жизнь человека, Церкви, общества».

«Так произошло и в случае с филиокве. Учение об исхождении Святого Духа «и от Отца, и от Сына» появилось в Испании, а затем начало распространяться в других странах. Словосочетание «и от Сына» привело к тому, что Дух Святой стал представляться как некое «служебное существо», Лицо Святой Троицы второго порядка.

Долгосрочным последствием принятия этого учения в католичестве стал недостаток духовности. Постепенно началась деградация, со временем развернулся Ренессанс, связанный с интересом к язычеству, античности. Угасал интерес к аскезе, его сменил все возрастающий интерес к светскому искусству.

В церковном искусстве появилось много светских элементов, произошло обмирщение, пленение язычеством. Пошли дальнейшие расколы, крупнейшим из которых стало отделение от католичества протестантизма, потом раздробившегося на множество новых деноминаций», — констатировал митрополит.

Татьяна с жаром резюмировала произошедшую в католичестве вероучительную трагедию: «Святого Духа лишили равноправия!» Все в зале заулыбались, в том числе и Владыка: «Одно слово — а какая разница! – подчеркнул митрополит. — Нужно понимать, в чем состоит эта разница, ведь малейшая черта, йота не прейдет из закона! Святые отцы не просто так отстаивали каждое слово, каждое выражение».

***

«Иже от Отца исходящего, иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима»

Слушатель Александр отметил, что в этих словах говорится «о равночестном и равнозначном поклонении, которое воздается Святому Духу наравне с Отцом и Сыном, что делает все это предложение определенным противопоставлением филиокве».

***

«Глаголавшего пророки»

Святой Дух говорил через многих пророков. Митрополит Марк поинтересовался у присутствующих, может ли кто-то назвать пророков, которые пророчествовали о Святом Духе? Вспомнили пророка Иоиля и его слова: «Излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши». (Иоил.2:28) «Мы видим, что Иоиль говорит конкретно о Святом Духе, что Им, Духом, будут пророчествовать. Тем самым пророк дает ключ к восприятию пророчеств».

«Я однажды попросил священников объяснить слова апостола Павла, — поделился митрополит Марк. — Кто-то объяснил, кто-то не смог… А слова я им привел такие: «Закон — пестун ко Христу». Кто из вас сможет объяснить эту фразу?»

Сразу несколько слушателей сошлись на том, что Ветхий Завет подготавливал человечество к принятию Христа. В русском языке славянское слово «пестун» переводится как «детоводитель», «педагог». Один из «умников» рассказал, что читал о значении слова педагог: в греческом языке им был человек, который вел детей в школу («παιδαγωγός»). А вот учитель по-гречески назывался по-иному — дидаскал («διδάσκαλος»). Когда выяснили все нюансы в значении слов и их перевода, митрополит Марк предложил участникам лектория сформулировать главную идею апостола Павла, назвавшего Ветхий Завет пестуном ко Христу. После общего мозгового штурма пришли к выводу, что Ветхий Завет не был учителем. Иногда некоторые люди спрашивают: «И чему же Ветхий Завет учит? Люди там занимались и преступлениями, и прочим…» Слова апостола Павла как раз и отвечают на этот вопрос: Ветхий Завет был всего лишь детоводителем, который вел человечество к Учителю — Христу.

«Какое богатство скрыто в этом, казалось бы, простом выражении, какие сокровища содержат апостольские послания! – заключил Владыка. — Три слова — а какое значение, какой глубокий смысл!»

И во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь



Этими словами продолжается Символ веры, и с ними участники семинара приступили к исследованию следующей части вероучительного текста — о вере в Церковь. До этого говорилось о вере в Бога-Отца, Иисуса Христа, Святого Духа. А тут — Церковь… Почему в нее тоже верят? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, митрополит Марк предложил рассмотреть ближе значение самого слова «Церковь».

Слушатели высказали свои мнения: что Церковь - это собрание верующих, и что еще этим словом обозначается здание, где собираются верующие. Кто-то отметил, что Церковь в переводе с греческого – «собрание».

Владыка подтвердил, что действительно люди часто используют это слово в разных значениях, и иногда в головах даже возникает путаница — человек начинает выяснять, а что же такое храм, церковь, собор…

«На самом деле, - продолжил архипастырь, - существуют четкие и ясные понятия. Если говорить о Церкви, то нужно отличать Церковь от храма. Храм – это здание. И первое слово, которое возникает в сознании, когда мы говорим о здании – это храм. А Церковь, как было правильно сказано, это собрание людей. Само слово «Церковь» происходит от греческого слова «экклисия» (εκκλησία)».

Далее владыка привел звучание слова «Церковь» в других языках: во французском — l’église. А по-испански – iglesia. Невооруженным глазом видно сходство этих слов, каждое из которых происходит от греческого слова εκκλησία.

Поэтому Церковь — это εκκλησία, что буквально означает «собрание». А происходит оно от слова «собирать, созывать». Так что Церковь — это собрание людей, которых призвал Господь, и которые образуют Церковь.

На вопрос, а с каким словом вы можете отождествить слово «призвание»? — из зала предположили, что призвание – это покаяние. Этот ответ оказался совершенно правильным, и был поощрен подарком — книжкой.

Суть связи слов «покаяние» и «призвание» в данном случае лежит в том, как происходит призвание Богом людей в Церковь. Так, в Евангелии описывается, как Иисус Христос призывал апостолов: как призвал Симона Петра, и как тот сказал: «Выйди от меня, Господи, ибо я – человек грешный» А Господь ему ответил: «Иди, и я тебя сделаю ловцом человеков». Или можно вспомнить еще призвание апостола Матфея, когда тот оставил свою мытницу и пришел ко Христу.

Господь их призвал, подчеркнул владыка Марк, и для них это стало чем-то равносильным покаянию. Ведь покаяние — изменение ума, жизни, а у них как раз и произошла смена ценностей, они бросили все и последовали за Христом.

И каждый из нас также призван Богом.

Ну вот не ходил человек в храм, - продолжил владыка. - Поверил и стал ходить – вот это и есть призвание Богом. Мы-то об этом слове редко говорим, нечасто его употребляем, а на западе, например, оно употребляется достаточно широко. Вспоминаю, как столкнулся с одним католиком – он в беседе посетовал, что у них в католичестве мало призваний. Не только в смысле приходов в Церковь, но и призваний к священническому служению.

Поэтому призвание Господом – по сути дела, способ вхождения в Церковь.

Конечно, многие из нас были крещены в детстве и восприняли веру с молоком матери, но при этом фактически не были призваны. И более того, многие потом ушли в грешный мир. А другие наоборот  - не были крещены, но были призваны Богом и стали членами Церкви.

Тут митрополит Марк вновь задал вопрос — на этот раз он предложил присутствующим высказать свое мнение о том, можно ли каких-то верующих, прихожан того или иного храма, назвать частью Церкви, или все же правильнее их назвать Церковью? Один из слушателей ответил, что Церковь — это тело Христово. Имеет главу — Христа. Следовательно, можно употреблять слово часть.

Прозвучало и мнение о том, что все-таки, наверное, Церковь нельзя так делить, называя что-то частью, потому что каждый член организма Христова тела по-своему важен.

Тогда Владыка предложил вниманию аудитории вопрос, который должен был прояснить эту тему. Он посоветовал вспомнить, что говорит архиерей или священник на богослужении после пения «Достойно есть».

«В первых помяни, Господи, великаго господина и отца нашего» — ответила одна из слушательниц, и за прекрасное знание православного богослужения получила в подарок молитвослов.

Владыка напомнил, что дальше в молитве есть слова «ихже даруй святым Твоим церквам». Здесь имеется в виду община. Получается, что есть понятие Вселенская Церковь, но и каждая община - это тоже Церковь.

И неслучайно было сказано Спасителем, что «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них». То есть двое-трое людей, собранных во имя Христа — это и есть Церковь.

И тем более не стоит забывать, добавил владыка, что психология древнего человека всегда очень конкретна. Так, на прошлых встречах митрополит Марк говорил со слушателями о том, что существует несколько понятий, слов, которые обозначают конкретную сторону любви: любовь дружеская, христианская, родственная и так далее. И поэтому понятие «Церковь» употреблялось в древности конкретно в отношении общин, являясь синонимом словосочетания «церковная община». Возглас, который вспомнили на встрече, и свидетельствует об этом. «Даруй святым твоим церквам» — то есть общинам, малым Церквам. На этом митрополит Марк предложил завершать встречу, которая к тому времени продолжалась гораздо более часа. Владыка пожелал всем участникам быть активными, изучать Символ веры, тем более, что это, как сказал архипастырь, основной вероучительный «документ» православных христиан, который говорит — как нужно верить, какие существуют особенности восприятия веры. «Также наша беседа показала, что в выражениях Символа веры, в соборных определениях нет ничего случайного, и каждое слово имеет свой глубокий смысл», - подытожил митрополит Марк.

Завершился семинар традиционным вручением подарков самым активным и любознательным участникам: Людмиле, слушательнице, отвечавшей на многие вопросы, владыка вручил золотой крестик, Дмитрию - серебряный, а Вадиму подарил книгу.

Кроме того, еще некоторое время владыка отвечал на дополнительные вопросы присутствующих — о вере, о филиокве и примате пап как главной причине отрыва католичества от православия.

IMG9134
IMG9145
IMG9122
IMG9160
IMG9164
IMG9154
IMG9167
IMG9172
IMG9177
IMG9180